Город:
8 800 505-01-20
Пн-Пт 10-20, Сб-Вс - 10-18
Евгений Тамбовцев: Хождение на Касатке по Томи, про Синий утес в октябре и счастье на воде (записки о путешествиях)

Пояснение от автора.

Увлечение фотографией с детства постепенно перешло в профессию, а водномоторное хобби и знания из судомодельного кружка Дома Пионеров переросло в одну из тем приносящих сегодня доход. В качестве рекламного фотографа довелось походить и поработать с разными производителями маломерного флота. Несмотря на определенный водномоторный опыт, в личное пользование выбрал легкую и мобильную ПВХ – лодку «Касатку -385», хотя речная юность прошла на дюралевых корпусах. Любовь к одиночным, и многодневным похождениям по сибирским рекам, а также понимание, что такую технику делают профессионалы и нужно доверять их работе, определила мой выбор. Надо сказать, я не ошибся…

День первый.

Представьте себе черно - синие скалы утеса, поднимающие на высоту десятиэтажного дома, с грядой темно-зеленых кедров поверху. Лучи заходящего солнца окрашивают скальные глинистые сланцы в синий оттенок, создавая неповторимую игру красок. Течение реки у его подножия закручено водоворотами и чтобы выгрести на веслах, приходится по- взрослому упираться ногами в слани, откидываясь всем корпусом назад. А вид, открывающийся сверху, создает ощущение полета на аэроплане. Так далеко и широко, в саженый размах, видать со смотровой площадки утеса. Слева от скал, или чуть выше по течению, старинное сибирское село Коларово – бывшее Спасское. Первое село, в Томском ведомстве, берущее свое начало с шестнадцатого века. Село знаменито своей высокой белой церковью и мистической легендой связанной с иконой Спасителя.

Все эти картины, цифры и факты прокручивались у меня в голове, пока я неспешно готовил свою «Касатку -385», к выходу. Был уже конец октября месяца и до конца навигации, оставалось всего несколько дней. Предстояло всего-то ничего, пройти около двухсот километров на круг. Но личный опыт водномоторных путешествий говорил - уходя на день, имей запас снаряжения на три, а особенно в межсезонье. Тем более что ночные заморозки уже опускали температуру далеко за минус. Поэтому в просторном кокпите лодки, легко нашлось место и лишней канистре топлива, и второму спальнику крепко принайтованному к бортовым леерам вместе с рыболовным кофром. С детства усвоил, что на «корабле», независимо от его размера, каждая вещь должна иметь свое место. Это позволяет избежать многих неприятностей на воде. А рассредоточивать крупное снаряжение в ПВХ – лодке удобно, на мой взгляд, именно крепя их ремнями с липучками к бортовым леерам, освобождая место для свободного и комфортного перемещения по кокпиту. Для мелочевки же, идеально приспособлены сумки под банками. Несмотря на свой небольшой размер, они очень вместительные и помещают в себя практически всё. Начиная от запасных винтов и заканчивая медицинской аптечкой с газовой горелкой и запасным баллоном. Даже для лоции нашлось удобное местечко в верхнем отделении сумки под пассажирской банкой, вместе с походным топориком.

…Начинал дуть порывистый северо-западный ветер до 5-7 метров в минуту, а значит в местах, где река поворачивает супротив ему, будет короткая и резкая волна. Поэтому для снижения парусности, хоть и неохотно, но пришлось свернуть тент «трансформер», аккуратно упаковав его в чехол и закрепив концами за носовой рым. Привык я к комфорту, что дает он на воде, защищая от непогоды. Но для экономии топлива придется потерпеть ветер в лицо – думал я.

…Приключения мои, начались сразу, как только отошел от пристани. Месяцем раньше у нас, в шести - семи кабельтовых выше железнодорожного моста транссибирской магистрали, построили и запустили в работу семисотметровый понтонный мост. Дело вроде хорошее, но как всегда на Руси, от благого дела кому-то все равно плохо. И этими «бедолагами» оказались мы, владельцы маломерок, для которых выход вниз по реке стал проблематичен, а то и невозможен. Нет, вы не подумайте, всё у моста есть, и пятиметровый проход с аппарелью поднимаемой лебедками, и даже существует возможность для прохода больших судов. Но все эти механизмы, то ли не работают, то ли так трудно запускаются, что приходиться часами ждать, пока преодолеешь это рукотворное препятствие. Подойдя к мосту и увидев кислую реакцию мостовой бригады на выписываемые мной круги перед аппарелью, я понял, что ждать придется долго. Не желая омрачать руганью, начало своего путешествия, подошел к берегу и с помощью двух проходящих мимо любопытных мужиков, легко перекатил по берегу на транцевых колесах, свою снаряженную Касатку, а это без моего веса, немного более двухсот килограмм. Подняв, таким образом, своим добровольным помощникам их личностную самооценку, я скоро вышел на фарватер и, в секунду выдернув свою «рыбку» из воды, стал быстро оставлять за кормой городскую акваторию. Нравиться мне как Касатка выскакивает на глиссер, имитируя своим прыжком океанскую хищную тезку оправдывая тем самым свое название. Ручка газа моего друга Нептуна выкручена чуть выше среднего, а скорость по легкой ряби уже в пределах 45-48 км/час. И это притом, что за два сезона синий винт существенно износился и требует замены. Уровень воды в реке в тот день, позволял лишь примерно придерживаться судового хода, прокладывая курс по прямой экономя время и энергоресурсы. Подпорченное настроение у моста потихоньку начало сходить на нет, уступая место чувству свободного полета под синим небом и быстрыми белыми облаками. Километров через тридцать, на правом траверзе, появилась старинная деревушка Иткара, и я решил сделать первую остановку у местной достопримечательности – родника с вкуснейшей и как считается - целебной водой. Над ключом раскинул свои разлапистые ветви роскошный кедровый бор, где в конце августа происходит паломничество любителей кедровой шишки, а под скальными выходами берегового яра ловится совсем недурная щучка. За прошедшую навигацию этого лета удалось побывать здесь с семьей всего пару раз. И пока мои родные, и близкие собирали на береговом лугу ведрами полевую клубнику, я как раз занимался успешным вылавливанием приличных экземпляров речных хищниц…

…Пока ходил к роднику, пока делал пару фотоснимков, ветер резко усилился, поменяв к тому же направление, и подходя к берегу, я стал тревожно вглядываться в белые барашки в направление моего маршрута. Моим читателям наверняка знакомо, такое хождение по метровым речным волнам, да ещё встреч ветру. Сильно не разогнаться, тряска замучает, приходиться часами тащиться на малом газе. Мореходность лодки позволяет преодолевать большие морские баллы, но там хоть интересно бороться со стихией, да и лодка на большей волне идет мягче, плавно перекатываясь с гребня на гребень. При этом главное движок не залить, хотя выступающие за транец баллоны, являются хорошей защитой от неприятности с кормы. А тут. Сидишь, подпрыгивая на мягком сиденье, выедая тряской всю печенку. Так оно и вышло. Следующие два десятка километров шел еле, еле, амортизируя как в танце ногами, придерживаясь рукой за специальную ручку на правом борту. Зато брызги на малой скорости практически не доставали. Вот и говорят: «Нет худа, без добра». Корпус Касатки с хорошо просчитанной килеватостью, легко выдержал бы прыжки и удары по гребням таких волн гораздо с большей скоростью, но винт старого Нептуна начинал хватать воздух с вытекающими отсюда последствиями. Промучив меня около часа, стихия, как это часто бывает к вечеру на сибирских реках, словно по команде сверху успокоилась. И вовремя, так как по курсу уже виднелся Аникин камень, геолого-археологическая достопримечательность датируемая началом бронзового века. Камешек и вправду интересен своими размерами и выдается почти вполовину ширины реки, под острым углом разрезая течение воды. Судовой ход проходит впритык к нему и говорят, что под скалою есть карстовый разлом неимоверной глубины, хотя эхолот показывает всего шесть - восемь метров. Если смотреть на это место с горы, то на закатном солнце можно увидеть воронкообразную ямищу заросшую водорослями с черным пятном в центре. Почему-то никто серьезно не занимался исследованием этого «урочища». И есть идея, появится там следующим летом с парой знакомых дайверов и попытаться пристальней заглянуть в тайну этого места. Дернув водоворотами за румпель мотора пару раз, мощная скала пропустила меня через свои владения, открывая мне курс на Nord.

...Дальнейший путь проходил в увлекательном отслеживании речных струй и сравнении их со старой лоцией. Надо сказать, что, несмотря на текущие изменения фарватера, основное русло остается в пределах некой стабильности и неизменности уже много лет. Возможно, просто одной человеческой жизни мало, чтобы отследить подобные тенденции, но я пользуюсь и довольно успешно, подробной картой реки составленной ещё в середине прошлого века. Увлекшись внесением поправок в лоцию, я чуть не пропустил волнующий момент – появление белого купола колокольни Спасской церкви выстроенной в стиле барроко. Купол появляется по правую руку над ровной зеленой кромкой острова. Сразу представились казацкие челны, идущие по Томи и осеняющие себя крестным знаменем на сияние золотого креста в вечернем солнце бородатые гребцы. Существует легенда, связанная с этим храмом и одной из трех чудотворных икон утраченных в годы советской власти. А именно образа Спаса Нерукотворного сотворенного в шестнадцатом веке и многочисленными его чудотворениями. Но, это уже, отдельная истории. А пока…

…Октябрьское солнце падает за горизонт рано и, подойдя к берегу напротив Синего утеса, я спешно начал подготовку к ночлегу с тента «трансформер», потратив буквально три минуты на установку этой продуманной до мелочей конструкции. Сдвинув банки и передвинув канистры с топливом в корму на улицу, освободил себе место. Поставив котелок с водой на газовую горелку, достал фляжку с заветными граммами. В каждом путешествии, даже таком малом, наступает момент, когда в ожидании скорого ужина, наливаешь себе благородный напиток, прокручивая в голове прошедший экспедиционный день. Через быстро запотевавшие окна моего дома на воде, небо подсвечивало кромкой красного заката, предвещая утренние заморозки, а на душе стало так хорошо, как бывает только от ощущения полного единения с природой…

…Просыпаюсь всегда рано. По внутренним часам ровно в шесть утра. Открыл глаза от тишины. Темно, ни плеска волны, ни ветра, ни лая собак. И это притом, что напротив большое сибирское село. В голову сразу полезли фантазии о конце света. Вставать, не вставать? Любопытство, что же там, за бортом, оказалось сильнее и, дыша паром, выглядываю наружу. Мама моя! На всем, налет светящегося инея. Ещё темно, но тонкой светлой полоски на востоке достаточно, что бы его кристаллы наполнились мерцающим светом. Явно ниже нуля по Цельсию, поэтому аккумуляторы для фотокамеры, так неосторожно оставленные мною в кофре, наверняка не работают. Убедившись в этом, растолкал их по внутренним карманам и, поднимая температуру под своей заиндевевшей крышей, стал варить кофе и молча ждать рассвет…


Автор: Евгений Тамбовцев, фотожурналист, издатель фрилансер, путешественник по родной географии.


Возврат к списку